«Да, рай на земле есть»

12:29 15/05/2018 Статьи
«Да, рай на земле есть»

Первая ассоциация, которая возникает при словосочетании «работники сферы культуры», — мизерные зарплаты. Широко распространено представление, что библиотекари и сотрудники музеев получают копейки, между тем как их трудом обеспечивается достойное развитие населения страны. 25 марта в России отмечался День работника культуры, и к этой дате Министерство культуры России отчиталось о рекордном росте средней зарплаты работников учреждений культуры.

По данным ведомства, заработная плата с 2011-го по 2017 год в федеральных учреждениях выросла в три раза. Если семь лет назад средняя зарплата составляла 19,8 тысячи рублей, то в прошлом году — уже 59,6 тысячи. При этом адресная поддержка институций за последние четыре года увеличилась на 216 миллиардов рублей, а финансирование в рамках президентских грантов — почти на три миллиарда. «Лента.ру» решила проверить эти цифры и поговорила с сотрудниками музеев и библиотек о том, сколько они зарабатывают.

«Максимального "потолка" по зарплатам у нас нет»

В Библиотеке иностранной литературы, по словам директора, дела идут хорошо. Сотрудники библиотеки зарабатывают в среднем больше 60 тысяч рублей в месяц, при этом минимальную границу руководство старается не опускать ниже 30 тысяч.

«По итогам 2017 года средняя заработная плата сотрудников библиотеки составила больше 60 тысяч рублей в месяц. В 2015-м они в среднем получали 54 тысячи, а в 2016-м — 55 тысяч рублей.

Я бы сказал, что у нас практически нет сотрудников с заработной платой менее 35-38 тысяч в месяц, максимального "потолка" у нас нет, сумма может зависеть от многих факторов — например, внебюджетных доходов определенных подразделений, в распределении которых участвуют сотрудники.

Основная поддержка идет по линии нашего учредителя, Министерства культуры России. Это и субсидия на выполнение государственного задания, и целевые субсидии на капитальный ремонт и другие проекты. Президентские гранты мы не получали», — рассказывает Вадим Дуда.

«Библиотека стала модным молодежным местом»

Светлана Горохова уже 20 лет руководит подразделениями по международному сотрудничеству и возглавляет Академию Рудомино.

«Работаю в библиотеке с 1989 года. Поскольку страна претерпела огромные изменения, периоды бывали разные, от советской плановой экономики периода упадка, через карточки и продуктовые наборы, гуманитарную помощь, до постепенного становления отрасли на ноги. За последние годы ощущаю неизменную заботу руководства страны и библиотеки о моем благосостоянии, о том, чтобы работа в сфере культуры достойно оплачивалась и становилась все более привлекательной, в том числе и для молодежи.

Появляется все больше инновационных подходов к содержанию деятельности библиотеки, приближению ее к интересам пользователя, превращения библиотеки в центр общественной жизни (во всех смыслах — от образования и получения информации до живого общения в огромном мегаполисе). Огромная работа проведена для того, чтобы сделать библиотеку местом безопасным: установлена новая система сигнализации и пожаротушения. Созданы комфорные, привлекательные помещения, предназначенные для самых разных посетителей библиотеки. Библиотека стала модным молодежным местом, и в то же время — теплым и уютным для старшего поколения».

«Средняя зарплата сейчас у нас составляет 68 тысяч»

Тамара Михайлова — генеральный директор Малого театра. По ее словам, за последние годы заработная плата сотрудников учреждения увеличилась в разы. Финансирование в рамках президентских грантов тоже выросло.

«Мы и раньше получали то, что называется грантами, мы одни из самых первых грантополучателей. Но величина гранта у нас увеличилась. Очень заметно увеличились зарплаты работников, и мы очень благодарны в этом отношении Министерству культуры, потому что мы смогли это сделать только при их поддержке. Средняя зарплата сейчас у нас составляет 68 тысяч.

Но есть еще работники, которые получают меньше 30 тысяч, потому что у нас есть такая должность как гардеробщица. Вот они получают порядка 21-22 тысяч, но они работают неполный день и, как правило, это пенсионеры. Раньше еще мало получали уборщицы, но теперь мы пользуемся услугами клининговой компании. А специалисты, которые работают на наш основной продукт — спектакль, получают значительно больше».

«Музыканты поняли, что их профессия важна для страны»

По словам Дмитрия Гринченко, директора народного артиста СССР Юрия Башмета, у музыкантов в симфоническом оркестре «Новая Россия» благодаря грантам выросла зарплата.

«Безусловно, индексация грантов президента России, которая произошла в прошлом году, — это огромное благо. И не только потому, что у музыкантов в оркестре просто стала больше зарплата. Не менее важно, что музыканты, творческие люди почувствовали и поняли, что их работа, профессия, ежедневный труд, доставляющий радость огромному количеству людей, важны для страны и президента. Что культура и профессиональное искусство, которое на протяжении многих веков приносило России мировую славу, продолжает играть важную роль в жизни России сегодня».

«Да, рай на земле есть»

Елизавета Гришкина осенью 2017-го пришла работать в Третьяковскую галерею на Московскую биеннале современного искусства, в числе организаторов которой — правительство Москвы и Министерство культуры России. Она и еще несколько ребят заключили договоры как волонтеры, подписавшись под тем, что готовы работать бесплатно. Но через некоторое время из-за большой текучки их перевели на новые условия — с посменной оплатой труда, но без проблем не обошлось.

«В общем, изначально зарплаты не было, потому что мы все такие благородные волонтеры пришли помогать искусству. Я работала на Московской биеннале современного искусства, и у нас волонтеры делились на тех, кто работает в залах, на гидов, и на людей с проекта Бьорк. Я пошла на Бьорк.

Суровая российская публика пока не одупляет виртуальную реальность, неполадок было столько, что наш техник мог получить диплом специалиста по ВР-технике после первого дня работы. Но я люблю такой драйв, поэтому осталась, а вот другие ребята не выдерживали и сливались уже после первой недели, приходилось делать еще набор, но сложность в том, что техника действительно не очень простая, и каждый раз проводить инструктаж порой не было времени, а посему начальство решило нас как-то мотивировать, чтобы не было текучки, а именно денежками. Платили хорошо, по 500 рублей за смену, за один день две смены, то есть можно было срубить тысячу за день, проводя время на инсталляции Бьорк, — да, рай на земле есть.

На самом деле я очень полюбила всю эту движуху и ребят, но мне пришлось уйти в конце декабря, а ребята, кто работал до конца, да еще и в праздничную неделю (насколько я знаю, им обещали повышенную ставку), до сих пор не получили денег! И вот в общем чате я регулярно вижу, как кто-то еще пытается бороться, куда-то писать, собирать подписи. Не знаю, что там произошло. Надеюсь, они добьются своего».

«Опоздания, чрезвычайные ситуации на смене — все это учитывается»

Марьям Хачатрян работала в нескольких музеях, от Третьяковской галереи до Музея истории ГУЛАГа. Сейчас зарабатывает 28,5 тысячи рублей.

«В Третьяковке я работала неофициально (это было волонтерство), потом пошла на оплачиваемый проект Бьорк, подписала договор (не по ТК, что-то вроде подряда было). Потом подрабатывала в Новом Манеже смотрителем, устроилась по знакомству, все договоренности на словах, оплата каждый день на карту (тысяча рублей за смену с 12:00 до 21:00).

Сейчас устроилась в Музей истории ГУЛАГа, оформили сразу по ТК, завели мне трудовую книжку, даже карту зарплатную хотят сделать, но здесь у меня срочный договор. Оклад 15,5 тысячи рублей плюс надбавка 13 тысяч. Работаю смотрителем. У других смотрителей есть еще квартальные премии, около 10 тысяч. Выплачивают по результатам работы (опоздания, чрезвычайные ситуации на смене — все это учитывается)».

Дмитрий Саркисов

Комментирование разрешено только первые 24 часа.

Комментариев пока что нет.
Самые
^^^Наверх^^^ © lentka.com Обратная связь